40 дней без Дэвида Боуи: судьба легендарного рокера | Женский портал

40 дней без Дэвида Боуи: судьба легендарного рокера

Завтра, 18 февраля, будет 40 дней, как не стало легендарного рокера Дэвида Боуи. В течение полувека его эпатажной карьеры все сходились во мнении: Боуи можно все, ведь он необычный — «вечно молодой», «неутомимый», «фонтанирующий». Таким он и останется, как мальчик-звезда, упавший с неба и вернувшийся обратно. 10 января Дэвид скончался в возрасте 69 лет после мужественной 18-месячной борьбы с раком. HELLO! вспоминает самые интересные моменты из жизни легенды.

Дэвид Боуи

За несколько дней до смерти Дэвид Боуи выпустил альбом, который журнал Rolling Stone назвал лучшим из того, что сделал музыкант со времен 70-х годов. Известный британский музыкальный критик Пол Морли сравнил Боуи с поисковой системой Google:Он был порталом, через который вы могли попасть в удивительную, иную Вселенную. Посреди привычной среды, которая во всем ограничивала, его взрывной взгляд на мир и манера доносить его через свою абсолютную индивидуальность давали понять, что все возможно.

Дэвид Боуи

Девять альбомов Боуи становились платиновыми, одиннадцать — золотыми, восемь — серебряными. Но все эти цифры и факты меркнут в сравнении с масштабом личности. «Я — простой смертный с задатками супермена», — сказал он как-то о себе. Можно было любить его или не любить, но нельзя было не заметить: Боуи не просто создавал музыку — он ворошил стереотипы, апеллировал к скрытому, задавал неуместные вопросы. Дэвид менял маски, а вместе с ними и личности, отрицая привязанность к одной, данной с рождения, но все равно возвращался к ней — оставляя позади шокирующие эксперименты, сомнительные пробы и наркотические низины, после которых чудом выживал. Возвращался, чтобы однажды уйти тем самым Дэвидом, которым родился, в кругу семьи, в умиротворении. Незадолго до этого он сказал:

С возрастом понимаешь, что все банальности, клише и расхожие мнения верны. Жизнь действительно очень короткая — как об этом и предупреждают с самого начала. И, кажется, в самом деле есть Бог. Потому что если все остальные утверждения верны, то почему я должен не верить и этому?

Поклонники прощаются с кумиром, Лондон, январь 2016 года

Актер от музыки

Все дело в том, что он родился таким. Чрезвычайно активным и артистичным. Еще когда ребенком попал в школьный хор в лондонском пригороде Бромли, где поселилась его семья, педагоги приходили в восторг от музыкальности и экспрессивности мальчика. Он купил пластинки Элвиса Пресли, Литла Ричарда, The Platters и других кумиров и точно понял, куда ему нужно идти. А после того как Дэвид услышал песню Элвиса Tutti Frutti, он сказал: «Я слышал голос Бога».

В этой фразе вся страсть, горячность, максимализм юного Боуи, который, смутно чувствуя собственную гениальность, умел восхищаться другими. Он интересовался современной культурой, жадно искал в ней гения и отдавал должное, когда находил. Энди Уорхол, Жан Кокто, Марсель Дюшан — он преклонялся перед современниками и тонко чувствовал талантливое новаторство не только в музыке, так как был одарен всесторонне. Однако в детстве его занимала только музыка:

Я часто сожалею, что у меня не было обычной подростковой жизни. Я не играл в футбол с ребятами, не кадрил девчонок… Хотите верьте, хотите нет, но мне не хватает этого до сих пор. В этом Дэвид признался гораздо позже. А в далеком 1962-м никто не удивился, когда 15-летний одержимый музыкой мальчик организовал собственную группу. Затем он менял в ней музыкантов, потом он сам менял группы, пока пять лет спустя, в 1967 году, не выпустил собственный альбом David Bowie. Попутно Дэвид изучал драматические искусства под началом известного мима и танцовщика Линдси Кемпа. Именно он научил музыканта работе с образами. Взяв все необходимое из комедии дель арте и пантомимы, Дэвид освоил приемы грима и законы жанров, а остальное прилагалось — бешеная энергия и внутренний непокой. Плюс ко всему — артистичность и редкий природный дар эпатажности. «Я — актер», — говорил он на пике своей славы.

Космическая Одиссея

Наверное, закономерен интерес к теме космоса у тех, кто родился и рос на заре космонавтики. У Дэвида Боуи этот интерес перерос в мироощущение и стал лейтмотивом — звезды и звездная пыль не отпускали его никогда. В 1969 году его песня Space Oddity попала в топ-5 британского хит-парада. В истории астронавта майора Тома, потерявшегося в космосе, конечно же, видели аллюзии на наркотический трип. К этому майору в своем творчестве Боуи возвращался не раз.

Вообще, умение создать персонаж выдавало в нем не только актера, но и драматурга. В 1972-м он назвал себя Зигги Стардастом, пластмассовым рок-певцом с Марса, и требовал больше не упоминать его прежнего имени. Сочинив про Зигги целую историю и посвятив ей альбом, он добился популяризации персонажа, а сам вжился в образ так, что чуть не сошел с ума, как признавался позже. Группа — а все остальные музыканты были объявлены марсианскими пауками — гастролировала в умопомрачительных для того времени костюмах. В 1976-м Боуи придумал Изможденного Белого Герцога — сумасшедшего аристократа, который исполнял песни в белой рубашке, черных брюках и жилете. Он казался почти нормальным, вот только в то время Дэвид серьезно злоупотреблял наркотиками, и тем страшнее был контраст, вложенный в Герцога изначально, — нечто страшное под элегантной маской.

Другой темой Боуи, игра с которой стала непременным атрибутом его публичной жизни, стала сексуальность. В 1970-м вышел третий по счету альбом, на обложке которого Дэвид предстал в женском платье. Для того времени это стало вызовом, а для Боуи — началом игры с андрогинностью и бисексуальностью. В том же году он заявил в интервью о том, что он гей, еще больше шокировав общественность, ведь на тот момент он уже был женат и даже имел полугодовалого сына. Инсинуации на тему сексуальной ориентации продолжались вплоть до 90-х, когда он женился во второй раз. Сам Боуи признавался, что извлек из этого немало выгоды. Люди всегда любили пикантные факты, а Боуи всегда любил манипулировать людьми: «Обожаю тактику шока. По-моему, творчество, которое не шокирует, лишено всякого смысла». Несмотря на всю эпатажность творчества, Боуи относился к нему очень серьезно. Я выпустил несколько шикарных альбомов. Я люблю их. Но я зверею, когда слышу вещи, для которых не выложился на полную катушку.

На полную катушку

История, увы, не нова: рядом с талантливым, потрясающим и прогрессивным явлением очень часто оказывается серьезная зависимость. Дэвид Боуи не был исключением в обширном ряду своих коллег. Я обходился без наркотиков до 1974-го. Не так уж и мало, да? — рассуждал он. — И самое интересное, что все те вещи, которые я делал или когда-либо пытался делать, заинтересовали меня задолго до того, как я увлекся кокаином. Так что наркотики никак не изменили мою жизнь. Хотя они мне помогли проникнуть в темные углы сознания. Однако наряду с этим он вспоминал, как был временами в одном шаге от смерти и приходилось просить о помощи. В конце 70-х он лечился от наркозависимости и преодолел ее. Путь крайностей и порока был намеренно выбранной им стезей и оставался таковой еще долго. Наркотики, беспорядочная жизнь, безответственность — на все это он шел сознательно: Я жаждал попробовать все — от опиума до чего угодно, и, мне кажется, я переделал в жизни все возможное. Я бросался в какие угодно дебри всего лишь ради эксперимента и бравады, просто чтобы посмотреть, что случится, но в конечном счете это все был не я настоящий.

Он настоящий

Не хочется впадать в лирику, рассказывая о силе любви и многовековых ценностей. Но тем не менее качественно новый и в чем-то спасительный этап в жизни Дэвида Боуи начался после вступления во второй брак. Первый у музыканта случился в 1970-м, и можно представить, насколько невероятно было вообще сохранить его даже десять лет — столько продлился союз с Анджелой Барнетт, в результате которого родился сын Зоуи.

Дэвид Боуи с первой женой Анджелой Барнетт

Второй раз Дэвид женился в 1992-м на сомалийской модели Иман. Они познакомились в 1990-м, в правильный момент, как отмечал позже музыкант: Я только начинал находить свою жизнь по-настоящему приятной и очень хотел разделить с кем-то это чувство, а еще хотелось, чтобы это был всего лишь один человек. Между ними моментально возникла ясность и взаимность, как бывает только при судьбоносных встречах. Боуи признавался, что имена для детей выбрал уже в первый вечер. Это было делом одной ночи — все понять, — вспоминал Боуи. — Мы просто решили, что стоит подождать пару лет, чтобы убедиться, что мы не ошибаемся.

Через пару лет они поженились в Швейцарии и уже не расставались. В 2000-м Иман родила дочь Александрию Захру. Иман было 45, а Дэвиду — 53. Неудивительно, что малышка стала любимицей родителей. Музыкант признавался, что без ума от простых родительских радостей типа чтения сказки на ночь, прогулки с дочерью за руку. Нет, он не стал сентиментальным пенсионером, променявшим сцену на камин и тапочки, — он продолжал выступать, записывать новую музыку, сниматься в кино, участвовать в музыкальных проектах; просто он открыл источник счастья и даже вдохновения. Например, Боуи создал радиостанцию для детей, плей-лист для которой составлял сам.

Дэвид Боуи со второй женой Иман

Не так давно Дэвид Боуи заявил, что считает себя в полной мере счастливым человеком. Он сделал все, что хотел, в музыке, обрел семью, принял мир и полюбил его таким, какой он есть. А еще оставил после себя жизнь, прожитую ярко, талантливо и смело. А сам наверняка отправился в космос. Куда еще мог уйти Зигги Стардаст?

Текст:
HELLO!

Фото: Gettyimages.com, кадры из видео

Источник: ru.hellomagazine.com

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>